Tags: Гуманизм

Гётевский Прометей: заметки на полях. Окончание

Итак, предыдущая статья закончилась тем, что у Гёте и в «Прометее», и в «Фаусте» смерть выглядит одинаково. Она венчает самое яркое мгновение жизни — прекрасное мгновение, которое хочется остановить. Смерть хороша, смерть притягательна. Миг смерти по своей силе сродни любовному экстазу. О борьбе со смертью не может быть и речи.

tumblr_static_ai3jif7a4agw8ws8gs4088c8k.png

Так говорит о смерти Прометей своей любимой дочери Пандоре:
Collapse )

Яко помниши его

Когда я прочитала «Избранника» Томаса Манна, то очень обрадовалась чудесному преображению грешника в Папу Римского. Это преображение носило очень непростой характер: Грегориус (главный герой) уехал на пустынный остров, где постом и молитвой искупал свои многочисленные грехи. И так искупал, что после семнадцати лет превратился в существо, немногим больше ежа.

Затем, когда его нашли, чтобы сделать Папой Римским, и вручили ключ, он стал постепенно разворачиваться из сморщенного зверька в человека. И развернулся, в конце концов, не в простого человека, а в «Величайшего Папу Римского»!

hands.jpg


Что это такое за превращение?

Collapse )