January 31st, 2017

Романтизация скуки


И Слабостью рожденные три птицы — Уныние, Отчаянье, Тоска, —
три черные, уродливые птицы — зловеще реют над его душою
и все поют ему угрюмо песнь о том, что он — ничтожная букашка,
что ограничено его сознанье, бессильна Мысль, смешна святая Гордость,
и — что бы он ни делал, — он умрет!
М. Горький, «Человек»

В ряду многочисленных утопий, повествующих нам о будущем человечества, одна стоит особняком. «Утопия усталого человека» Хорхе Луиса Борхеса. Это не социалистическая, не коммунистическая и не капиталистическая утопия. Это утопия гностическая. Для людей других взглядов, соответственно, антиутопия.

«Не следует множить род человеческий. Кое-кто думает, что человек есть божественное орудие познания вселенной, но никто с уверенностью не может сказать, существует ли само божество. Я полагаю, что сейчас обсуждаются выгоды и потери, которые может принести частичное или общее и одновременное самоубийство людей всей земли».

Collapse )

Романтизация скуки (продолжение)


В той же работе Адорно мы находим: «Отчаяние — последняя идеология, обусловленная исторически и социально…» Разочарование в человеке, отчаянье были естественным следствием той новой правды о человеке, которую обнажила Вторая мировая война. Никто ведь по-настоящему не исследовал вопрос возникновения фашизма и не ответил на вопрос «что это было такое». Ни христиане, ни коммунисты, которые победили фашизм, а потом и сами исчезли.  Людям показалось, что они неизлечимо больны, окончательно и бесповоротно. И, конечно, непонимание большинством корней и сути фашизма стало еще одним козырем в руках тех, кто очень хотел запустить эпидемию тоски в масштабах человечества. Ведь, скрывая от пациента истинную причину болезни, гораздо легче навязать ему мысль, что она неизлечима. А следовательно, и смирение и преклонение перед собственным нездоровьем.

Collapse )